PDA

Просмотр полной версии : Бесплатный воздух!


Quattroclima Qv-ve09wae/Qn-ve0
Инверторная до 27 кв.м - 21300 рублей!
Кондиционеры-всегда Акции
🔥 Daikin,Kentatsu,Midea,LG,Lessar 🔥
❗ М-Н-О-Г-О! ❗
📊 Посудомойки на 45 и 60см по распродаже! 📊
Moln
19-04-2010, 18:52
Чо вы тут с кислыми минами ходите? Радуйтесь, воздух же бесплатный пока еще! Дышите нах! И это, выдыхать не забывайте! ВЫДЫХАЙ!

Владюша
19-04-2010, 19:08
первый нах!

V.V.S.
19-04-2010, 19:13
бля налда в балоны набрать.. и в гараж.. а потом по дешевке продавать..

Хантер
19-04-2010, 19:28
есть люди которые им торгуют! по 10 баксов за консервную баночку




Продажа воздуха



Торговля воздухом давно уже не просто метафора, призванная продемонстрировать стремление делать деньги из ничего. Сергею ЛУЧНИКОВУ удалось получить патент на тару для невесомой субстанции. Воздух он расфасовывает в банки с кольцом. Дергаешь — и глубоко вдыхаешь волшебный воздух Санкт-Петербурга. Сумасшедшая идея стала работающим бизнесом, который вот уже три года подряд приносит предпринимателю доход.

Торговля воздухом, по мнению предпринимателя, — по сути, идеальная модель реализации любого проекта. Ты нутром чуешь зарождающийся рынок; возникает идея, которую ты разрабатываешь и воплощаешь: ищешь производство, продумываешь упаковку, пиар, концепцию продаж, находишь дилеров. Вот и все.

Мысль консервировать воздух и продавать его в качестве сувениров пришла в светлую голову Лучникова очень своевременно: аккурат перед юбилеем Северной столицы. Продается же в Париже «консервированная» атмосфера — а чем хуже Северная Пальмира?

Было много сомнений и вопросов: появится ли спрос на консервированный воздух? Какова должна быть его стоимость? Понятно, что воздух Санкт-Петербурга не может оказаться дешевым, и цена его должна была, по приблизительным расчетам предпринимателя, равняться $10: только в этом случае можно было говорить о рентабельности мероприятия. Первоначальные вложения составили 3,5 тысячи долларов, которые ушли на разработку дизайна и изготовление в Италии упаковки — жестяной банки, а также на печать дорогих самоклеящихся этикеток.

В результате совместных усилий получился компактный и легкий сувенир с одним из символов Петербурга — ангелом на фоне голубого неба. На руках у Лучникова оказалась тысяча банок, и тогда успешный риелтор, как начинающий коммивояжер, пешком обошел весь Питер, пытаясь продать воздух.

Ресторан «Публика» заказал у Сергея сразу 300 штук — владельцы собирались устроить выездную вечеринку в одном из московских клубов, воздух Санкт-Петербурга и стал ее «изюминкой». Следом был заключен договор о распространении сувенира с клубом «Че». Так за один день и «разлетелась» опытная партия. Окрыленный успехом, Лучников заказал еще 10 тысяч штук.

Еще на стадии запуска проекта Лучников получил патент на полезную модель «Герметичная емкость для сувенирной продукции», дающий ему эксклюзивное право «торговать воздухом в сувенирной упаковке на всей территории России».

— Я рассуждал очень просто: если идея окажется прибыльной, это поймут другие, а значит, надо продумывать защиту, чтобы мои усилия первопроходца не пропали зря. Первые месяцы все крутили пальцем у виска и как черт от ладана бежали. Мы раздавали банки бесплатно, просили: попробуйте, покажите своим директорам. Они уклонялись как могли.

Зато последовало предложение от покупателей: почему бы не продавать «родную землю»? Очищенную и аккуратно упакованную… Ведь продают же цветной песок в бутылках в арабских странах! Вот только пока «земляной» проект не задался.

Одна питерская газета подсчитала, что Лучников в этом году заработал 270 тысяч долларов на продаже воздуха. Однако, как уверяет бизнесмен, зарабатывает на воздухе, в основном, розница. Рентабельность доходит порой до 300 процентов.

— Мы просим дилеров опустить цены с 400 хотя бы до 300 рублей, чтобы повысить обороты и экономить на объемах при заказе «тары». Но они отказываются: какой смысл снижать цену вдвое, если есть потребитель, а цена сформировалась?

Тем временем, Лучникову интересны корпоративные заказы, а не розница, — именно на них он ориентирует собственных сотрудников. 10 тысяч банок при цене 2–3 доллара за банку приносят 20–30 тысяч. И такой заказ — не предел возможностей рынка B2B. Одним из первых корпоративных покупателей стал Московский инвестиционный банк, который взял оптом подарочную партию из 300–400 штук.

— С патентом я могу выпускать любой воздух, как эксклюзивный владелец емкости для него. Хоть московский, хоть южнокорейский. Недавно на меня выходил хозяин горнолыжного курорта — хочет заказать партию из 100 тысяч банок с воздухом своих горок и лесов.

В общем, потенциал у воздушных консервов есть — не хватает кадров.

— Эх, были бы люди, — вздыхает Сергей. — Не каждому можно объяснить, что воздух реально продавать. Нужно иметь богатое воображение и чувство юмора, чтобы представить, что O2 является ценностью. Столкнувшись с какими-то трудностями, как правило, реализаторы не хотят их преодолевать. Ждут золотого дождя, и немедленно. Но так не бывает: надо работать, продвигать товар, как же без этого?!

Предпринимателю повезло с партнером в Питере. Константин Коротков, в прошлом спортсмен-конькобежец, стал главным реализатором консервированного воздуха через розничную сеть в Санкт-Петербурге. Однако найти столь же успешных оптовиков удалось далеко не во всех регионах. Сегодня Лучников ведет переговоры с московской компанией, которая предлагает увеличить масштабы реализации сувенира, поставить на поток производство упаковки, значительно удешевив ее.

Ледовое попоище
— Валенки будете надевать? — интересуется симпатичный администратор. Поправляет варежки на резинке, несмотря на то, что за окном сентябрь, голубое небо и стриженые газоны. Утопая в серебристой шубе из синтепона, переступаю порог «предбанника» и оказываюсь в ледяном царстве: прозрачные столики, свежезамороженные стаканы, запаянный в стойку ледоруб и кошки. Все — из озерного льда. На градуснике минус восемь, но если принять чего-нибудь горячительного, и не один раз, можно просидеть час, а то и все четыре — такой рекорд однажды поставили посетители бара «Лед».

О подобном баре в Хельсинки Лучникову рассказал в 2004 году приятель Альгис Дима, под впечатлением вечера, проведенного с друзьями в 18-метровой комнате, где столики и стойка целиком были сделаны изо льда, а стены облицованы этим необычным материалом.

— Смекнув, что ледяной бар — выгодное предприятие, я предложил Альгису открыть подобное заведение в Санкт-Петербурге. Он согласился.

Отправленные в Хельсинки специалисты уточнили технологию, была определена стоимость монтажа оборудования, появился бизнес-план создания первого в России ледяного бара.

Воздух Санкт-Петербурга
Состав:

Воздух Летнего сада — 50%
Царского Села — 20%
Невского — 15%
Петропавловской крепости — 5%
Павловска — 5%
Новой Голландии — 3%
Петродворца — 2%

Срок годности — до 27 мая 2103 года

Помещение на Казанской улице было найдено быстро, но неожиданные сложности с электричеством существенно увеличили стоимость проекта, и Альгис из бизнеса вышел. Сергей Лучников, оставшись в одиночестве, взял кредит и потратил часть заемных средств на разработку фирменного стиля и концепции бара. Особенно тщательно продумывалась экипировка: для барменов и посетителей сшили фирменную теплую одежду и валенки.

Окупить 150 тысяч долларов, вложенных в проект, бизнесмен надеялся за счет «водочной» рекламы (как это происходит в Финляндии, Швеции, Италии и даже Новой Зеландии). Но в России эта тактика оказалась нерезультативной.

Провалилась и попытка юридически оформить права на идею создания ледяного бара: англоязычное название «ice-bar» уже запатентовано в 2002 году шведами. В итоге остановились на названии «Лед. Luchnikoff бар».

— Значит, со льдом все шло не так гладко, как с воздухом?

— По ходу работы пришлось несколько раз поменять монтажников холодильного оборудования. Когда нашли помещение и приобрели оборудование, задумались: где брать лед? После долгих поисков вышли на фирму Валерия Громова, которая занимается ледяными скульптурами. По его подсчетам, стоимость декорирования комнаты льдом и сооружения барной стойки изо льда составила внушительную сумму. Но когда в марте 2005 года я снова встретился с Громовым и рассказал ему, что открываю первый в России ледяной бар, он взвинтил цены в два с половиной раза.

В итоге Лучникову снова пришлось изменить сценарий стартапа и отложить запуск многострадального проекта. На Ладожском озере вырезали 12 тонн льда, но под весенним солнцем он таял и становился ломким.

— Впервые у меня возникли сомнения в реальности затеи. Дальнейшие поиски привели в московскую студию «Арт Лед». Именно там было заготовлено необходимое количество льда, причем натурального.

Тщательно подготовленное открытие «смазала» погода: было промозгло, холодно, а потому малолюдно. И все же, несмотря на «плохую карму», в бар потихоньку потянулся народ, и сегодня, по словам Лучникова, он вернул вложенные в дело деньги.

Век конкретного проекта в ресторанном бизнесе недолог, однако «продавец воздуха» уверен, что его бар эта участь минует. Потому что он единственный. Другого такого нет.

Непохожий на тебя
«Объект нетривиален» — так написано на лицевой страничке Luchnikoff.com. Это Лучников про себя и про свой в самом деле нетривиальный бизнес. Его хрустальная мечта — превратить фамилию в брэнд.
— Жизнь коротка, и «трудоспособного» времени не так много, чтобы заработать репутацию. Сначала ты работаешь на имя, а потом имя — на тебя.

Фамилия у Лучникова хорошая, говорящая. Хочешь — пиво выпускай, хочешь — водку класса «премиум».

Предприниматель с отнюдь не банальной судьбой родился и вырос под Москвой, а в 14 лет встал перед дилеммой: продолжать учебу в столице, где все друзья, знакомые, или бросить все и уехать в Ленинград.

— Было какое-то внутреннее неприятие Москвы — города-вампира, который высасывает из тебя энергию.

В Ленинграде юному Сереже пришлось начинать все с нуля. Совковая проблема с пропиской мешала поступить в училище. Пришлось даже пойти на ухищрения: найти «тетю», пристроившую своего якобы «племянника» из Колпина на недоступную для «лимиты» специальность радиомонтажника приборов.

В 1987 году Сергей с приятелем пришли на «Ленфильм», на пробы к кинокартине «Соблазн» — и из двух тысяч человек на главную мужскую роль выбрали именно его! Пришла известность, творческие вечера, автографы. Однако Лучников снова задумался, как жить дальше: поступать в театральный или нет.

— Я понимал, что кино — это мое, и после того, как отслужил в десантных войсках, окончательно определился: возвращаюсь на «Ленфильм».

Но период работы с режиссером Масленниковым и актером Виталием Соломиным продлился недолго. Киноиндустрия «просела», нужно было как-то кормить семью, зарабатывать на жизнь. Спасались тем, что оказывали услуги западным кинокомпаниям — немцам, грекам, французам, но вскоре и этот денежный ручеек пересох.

Свой бизнес Сергей Лучников начинал еще в Советском Союзе: заключал бартерные сделки между РСФСР и Украиной, менял лес на сахар. Распад СССР поставил двадцатидвухлетнего предпринимателя перед выбором. Границу между Россией и новым государством закрыли, лес поставлять запретили.
— А у меня обязательства перед сахарными заводами, от которых я уже получил деньги за лес, — вспоминает Лучников. На пике хаоса и революции он вполне мог списать все на форс-мажор, оставить деньги себе и легко разбогатеть. Так делали многие. В крайнем случае, «подержать» деньги у себя, обратив их в твердую валюту, благо девальвация была скоропалительной.

— От соблазна я удержался, вернул деньги, выполнил все обязательства, а филиал в Виннице закрыл.

Однажды, решая собственный жилищный вопрос, Лучников обнаружил, что расселять коммуналки не то чтобы легко, но вполне реально. Понял, насколько это выгодно: никакого строительного бума не было, приходилось рассчитывать только на старый жилой фонд.

— Мы занимались стрит-ритейлом встроенных помещений и их продажей. Потихоньку ушли от жилья в коммерческую недвижимость.

Бизнес — это прежде всего психология, уверен Лучников. Нужно уметь читать по глазам, жестам, поведению желания и мысли клиентов или партнеров, и не имеет значения, что ты продаешь — квадратные метры или баночки с воздухом.

— Не секрет, что каждый продукт имеет срок жизни. Сколько проживет ваш воздух? — спрашиваю напоследок у Лучникова.

— Во Франции «воздух Парижа» продается около 20 лет. Думаю, что воздух Санкт-Петербурга тоже проект не однодневный и не одногодичный. Главное, его не испортить!

— Вы охватили воздух, землю, лед… Что дальше по списку?

— Будущее радужно и туманно. Но если серьезно, я все время нахожусь в поиске идей: держи ухо востро, смотри под ноги, и ты увидишь, что там лежат деньги. Главное, их увидеть, подобрать и успеть «реализовать». У человека творческого, да просто внимательного, времени на проработку и реализацию мыслей не хватает. Глядишь, а через полгода кто-то это уже сделал, пока ты медлил.

---

Источник: www.business-magazine.ru